Пару слов о будущем мирового туризма в 20-х годах

Без рубрики

Что будет с мировым туризмом в краткосрочной перспективе? Ближайшие три-пять лет – время пика финансового кризиса, распада глобализации и тотального передела мира. Годы очень бурные, неспокойные. Когда в 2020 году начался ковид, многие мечтали о том, что закончится эпидемия и станет всё как раньше. Опять полетят самолеты, откроются отели, будут переполнены пляжи… Но пандемия завершается, а вольности передвижения по миру, какой она была ещё в 2018-2019 годах, больше нет. Больше того, сейчас всё больше людей понимает, что так легко и свободно перемещаться по планете, как раньше, мы уже не будем.  Как минимум, при нашей жизни. Региональные конфликты и закрытие границ, финансовый кризис, резкое сокращение среднего класса, социальные потрясения и перемены во вчера ещё спокойных и благополучных странах, новый технологический уклад. К чему это приведёт и как изменится уже в ближайшее время сфера туризма? Прогнозы и аналитика говорят, что индустрия сохранится, но очень серьёзно трансформируется.

 Итак, 2024-2025 годы. «Пик» мирового кризиса. Массовый пляжный туризм не исчезнет, но временно сократится примерно на 40-55 процентов. Заглохнут одни популярные туристические направления, вырастут цены в других, огромные площади отелей в ряде стран могут остаться полупустыми. Экономика туристических регионов претерпит большие перемены. Изменится мотивация людей и характер туристических потоков. Туризм и поездки станут более «умными», ответственными, дифференцированными. Люди будут ездить только туда и тогда, когда действительно есть большая мотивация или интерес. Многие туристические услуги, ориентированные на средний класс, окажутся нерентабельными. Элитный туризм останется, но сильно изменится. Обеспеченные люди станут посещать только те места, где они будут в безопасности и где у них не отнимут деньги. В основном, земли в пределах «своих» геополитических блоков, на которые сейчас раскалывается мир. Или же будут ездить в специальные территории-анклавы, «богатые гавани» для капиталов. Там безопасность и комфорт для состоятельных гостей будут гарантированы.

Индонезия, Сулавеси, Тораджа (Батутумонго) ноябрь 2016

Низкобюджетный туризм приобретет ярко выраженный социальный характер и будет встраиваться в государственные оздоровительные проекты (привет, советский опыт!). Что касается свободных путешественников, то они, конечно, останутся, хотя во многих частях мира самостоятельные путешествия станут сложнее, дороже, а где-то и менее безопасными.

А вот туристические операторы будут вынуждены стремительно трансформироваться под ветром перемен. Социальные перемены, сетевые сообщества и самоорганизация, автоматизированные сервисы самостоятельного поиска жилья, туристических услуг, да ещё с участием искусственного интеллекта, уже меняют отрасль, а скоро преобразят её до неузнаваемости. Ну, а сейчас короткая экскурсия по популярным туристическим направлениям – как они могут преобразиться в ближайшие четыре-пять лет.

Юго-Восточная Азия  — порядок и госрегулирование

В этот период страны  Индокитая «припомнят» традиционные для дисциплинированных дальневосточных людей способы реагирования на кризис. Это усиление авторитарных тенденций, увеличение роли государства, национализм. Вспомним, чем была Юго-Восточная Азия в 50-е – 70-е годы.

Что будет в этих условиях с туризмом в Таиланде, Вьетнаме, Камбодже?  Туризм сохранится, хотя общий туристический поток и сократится. Появятся и новые, странные для прошлых лет категории туристов. Например, уже в декабре 2022 потянулись в Таиланд европейцы, желающие пересидеть зиму из-за высоких цен на отопление. Больше станет контроля, регламентации, вмешательства государства во все сферы жизни. Жёстче полиция, строже порядок, больше ограничений, выше штрафы и, соответственно — взятки.  В пиковые годы кризиса массовый туристический поток сократится еще сильнее и пляжи Пхукета, Ао-Нанга, Фукуока могут быть полупустыми. В дальнейшем могут приструнить и злачные места типа Walking-street в Паттайе. Однако останутся (за исключением совсем жёстких сценариев кризиса) места мировой тусовки айтишников и фрилансеров типа Самуи или Чианг-Мая. Сократится доля пакетного пляжного отдыха (туристы такого типа станут искать себе места для «лежбищ» поближе к дому). Однако останутся люди, которые едут за культурой, за впечатлениями, которые хотят познать мир.  Паломники и духовные исследователи. Конечно, их станет меньше, в том числе по финансовым причинам, но они останутся.

Новую волну роста количества туристов, едущих в Юго-Восточную Азию, можно прогнозировать на 2025-26 годы и позже. Именно тогда пойдёт новая технологическая волна, которая выведет на качественно иной уровень функционал для удалённой работы. А социальные изменения и трансформация финансовой системы дадут толчок поколению «новых фрилансеров», путешествующих по миру адептов удалённой работы и онлайн-бизнеса.

Но это будет уже ростки другого общества.

Группа риска

Это традиционные страны массового, в основном – пляжного туризма. Однако находятся они в зонах потенциальных конфликтов — например, Израиль. Или могут пережить серьёзные социальные волнения. Та же Турция, где, несмотря на авторитарную харизму Эрдогана, «не всё так однозначно. Черногория, рядом с которой Босния, Албания, Косово… (дальше можно не продолжать).  Такие страны, как Египет, которые могут быть втянуты в конфликты соседними государствами. Эти страны станут перед выбором – либо им удаётся сохранить относительную стабильность, а значит – пусть и сократившийся, но туристический поток. Либо…

Поэтому, тем, кто до сих пор не съездил подайвить в Красное море, посмотреть на коралловых рыбок и пирамиды; тем, кто мечтает прогуляться по Ликийской тропе в Турции — рекомендую съездить, пока в этих странах всё мирно и спокойно. Ведь варианты будущего есть разные.

Чем больше стран и территорий будут охвачены волнениями, тем сильнее будет сокращаться массовый туризм по всему миру. Тем выше цены, тем выше риски для свободных путешественников, тем сложнее работать туроператорам.

Печальный пример — Шри-Ланка, где социальные эксперименты по наводке транснациональных корпораций привели к настоящей революции. Или Бирма, которую перетягивание каната между Китаем и США поставило на грань полномасштабного конфликта. О туризме в этих странах можно позабыть всерьёз и надолго. Кстати, скорее всего, следующие на очереди в «группе риска» по революциям – Филиппины. Да и в Европейском Средиземноморье не всё будет благополучно.

Большие державы выбирают внутренний туризм.

Крупные государства: Китай, Россия, США, которые имеют достаточно ресурсов и потенциала для развития внутреннего туризма, быстро переориентируются на его развитие. Причин много – от желания сохранить в стране валютные резервы до политической напряженности и конфликтов, из-за которых во многих частях мира гражданам больших и сильных держав будут не рады. А ведь чем больше и влиятельнее держава, тем больше конфликтов и междоусобиц, в которых ей придётся участвовать. Времена такие идут, суровые. А для подъёма экономики, развлечения и оздоровления граждан страны будут развивать системы внутреннего массового туризма. Централизовано и организованно — смотри и вспоминай советский опыт. И вообще, местный и внутренний туризм – это мощный тренд ближайшего десятилетия. Причины — финансовый кризис, политические сложности, усложнение перемещения граждан по миру, экология, да много чего ещё.

Гоа и Бали – охраняемые витрины

Индия и Индонезия – крупные и крайне неоднородные страны, различные их части будут проходить через мировой кризис очень по-разному. В тех штатах Индии и провинциях Индонезии, что победнее, стоит ожидать социальных и религиозных волнений. Но Индия – это все же формирующаяся сверхдержава, а Индонезия – государство с сильной армией и авторитарной идентичностью. Эти страны кризис переживут, хотя и не беспроблемно. Там ожидается серьёзный подъем религиозного фундаментализма и рост негативного отношения к «безбожному» внешним странам.  Значит, индийцам и индонезийцам нужны будут «витрины» и площадки для контактов с большим миром. Таковыми могут стать Гоа и Бали. Здесь государство будет поддерживать относительную социальную стабильность и хорошее снабжение. Будут сюда ездить те из местного комьюнити, кто остался предан любимым местам и у кого остались деньги. А так же различные официальные и околоофициальные лица разных стран с делегациями – недавний саммит G20 Бали хорошо показал, как оно будет. Конечно, привычный вольный дух из этих мест будет постепенно уходить. Меньше пляжных вечеринок, найтмаркетов, спонтанного арта. Больше косых взглядов со стороны местных. Свои «витрины», кстати, будут делать и некоторые государства Юго-Восточной Азии. Будут развиваться туристические анклавы и в других частях мира – например, в Мексике. Цены на территориях-«витринах», конечно, тоже подрастут, однако не до такого уровня, как  в «богатых гаванях». А вот за пределы «охраняемых витрин» во многих странах станет выезжать просто небезопасно. Поэтому экспаты, зимовщики и обитатели пляжных тусовок Гоа и Бали. Ищите дополнительные средства или источники доходы. И привыкайте, что привычные райские места станут гораздо более религиозными и недоверчивые к чужим обычаям.

Анклавы

Мощный тренд ближайших лет – глубокая фрагментация мира. Общество многих стран будет постепенно расслаиваться – на субкультуры и новые сословия, на локальные регионы и специальные экономические зоны. В мире локальных конфликтов и регионализации станет возможной ситуация, когда часть государства вполне благополучна и благоприятна для путешествий. А в других частях (городах, регионах) полиция будет бояться заезжать в те или иные районы. Такое уже есть  — например, во многих странах Латинской Америки. Или взять Сирию, где в одних провинциях активно шли боевые действия, а в это время в соседней области люди курили кальян на пляже. Вывод: вопрос о безопасности в ряде стран будет смещаться на уровень регионов. И именно это надо будет учитывать, например, планируя самостоятельные путешествия.

Камбоджа, Ангкор-Ват. Декабрь 2018

Спецстраны и спецтерритории

Некоторые из туристических стран смогут сохранить привлекательность для туризма, если обеспечат социальную стабильность с сочетанием особых услуг, которые можно получить только здесь. Например, Куба. Развитая система здравоохранения делает её традиционным центром медицинского туризма для небогатых.

«Богатые гавани» — Эмираты, Малайзия и Швейцария.

Всегда во времена любых потрясений оставались «спокойные гавани» для больших капиталов, решения серьёзных вопросов и пережидания смутных времен состоятельными людьми. В Европе такой страной уже несколько столетий является Швейцария. Очень похоже, что и в нынешний беспокойный период Швейцария продолжит играть ту же роль.

В арабских странах главный кандидат на роль «тихой гавани» —  конечно, Объединённые Арабские Эмираты. Ну, а в Индокитае это Малайзия, которая за последние десятилетия стала деловым и финансовым центром региона.

Особенности «богатых гаваней». Туда будут стекаться состоятельные люди, капиталы и проекты из соседних стран и территорий. В «гаванях» будет относительно спокойно и стабильно, в сравнении с соседними территориями, охваченными волнениями, локальными конфликтами и резкими социальными переменами. «Страны-гавани» станут в это время пристанищем для капиталов, тут будут решаться вопросы и возникать ростки проектов Следующего мира. А еще здесь сформируются площадки для теневых, неформальных переговоров и решения конфиденциальных вопросов. Богатым и высокопоставленным гостям нужно будет обеспечить комфортный уровень потребления, долговременные условия для бизнеса и элитные развлечения.

В таких странах будут усиливаться уже существующие центры бизнес-туризма. Резко вырастет процент и объём VIP-туристических услуг. А так же вся сопутствующая отрасль инфраструктуры, торговли, обслуживания. Естественно, здесь установится высокий уровень цен, возникнет заповедник гламура и лакшери (которые в большей части остального мира просто вымрут, как динозавры). Высокий уровень правопорядка, при этом – умеренный контроль (у элиты всегда есть свои слабости).  Низший и большую часть среднего сегмента туристического потока из таких мест просто выдавит.

Таиланд, Айютхаййя. Ноябрь 2018

Итак, впереди нас ожидают десятилетия очень пёстрого, раздробленного и полного противоречий мира. А после 2026 года туристические потоки опять начнут расти. Медленно, не сразу. Но это уже будут другой мир и другая история.

Разумеется, люди не перестанут ездить по планете. Да, где-то это станет дороже, где-то сложнее или даже менее безопасно. Но останутся искатели приключений, останутся исследователи нового, любители и ценители других культур, паломники и экспедиции. К дальним поездкам большинству людей придётся относиться осмысленно, зато они станут более ценными.

Останется (а где-то и вырастет) и бизнес-туризм, туризм медицинский, научный, тренинговый, образовательный.

 «Туризм ради туризма» как культура пакетного отдыха по системе «чартер-отель-пляж» в таком мире будет постепенно уходить. Будущее – это время интегральных видов деятельности. Перспективы за туризмом, объединенным с исследованиями, обучением, лечением, воспитанием, реализацией социальных проектов и творчеством.

Что делать в таком мире туристическим операторам? Только одно – меняться и трансформироваться. Превращаться в диспетчеров информационных потоков и навигаторов рейтинга. Переходить от стратегии продаж полного цикла к сервисам маркетплейсов туристических услуг. Но об этом подробнее в других публикациях.

Что делать массовому туристу в ситуации, когда с деньгами становится сложнее, привычные направления могут стать труднодоступными, а ситуация и нравы в мире резко меняются? Искать новые направления, новые способы взаимодействия с оператором, отелем, сервисами, осваивать внутренний туризм, в конце концов. Встраиваться в новые/обновленные социальные структуры и иерархии. В наступающую эпоху деньги будут значить меньше, а статус, иерархия, принадлежность к привилегированным сообществам больше.

Что делать самостоятельному путешественнику? Придётся быть внимательнее, динамичнее, мудрее. Просчитывать ситуацию на несколько шагов вперёд. Внимательно следить за обстановкой и уметь прогнозировать положение дел в интересующих странах мира. Ловить благоприятные «окна возможностей» для поездок – финансовые, событийные, периоды политического затишья. Выстраивать новые системы контактов и социальные связи, ведь новая эпоха – это не только ограничения, но и возможности. Возможности самоорганизации, принадлежности к локальным  и сетевым сообществам, целевых контактов по интересам и субкультурам. Организации путешествий как проектной деятельности. Возможности для этого в Следующем мире будут – надо только смотреть, видеть и делать. Продолжаем движение!

Рейтинг
Павел Волошин